Успенский собор
 Серафимо-алексеевская  часовня и церковь в  военном госпитале
 Благовещенская  церковь
 Богородице-братская  церковь
 Атаманская Никольская  церковь
 Воскресенский военный  собор
 Церковь Всех святых
 Покровская церковь
 Во имя иконы Казанской  Божьей Матери
 Знаменская церковь
 Никольская церковь
 Церковь во имя Георгия  Победоносца
 Церковь кадетского  корпуса
 Церкви учебных  заведений
 Кирха
 Католический костел
 Мечети
 Синагоги
 Баптистский  молитвенный дом

 

 МЕЧЕТИ

Мечеть (араб. масджид – место поклонения) – мусульманское культовое сооружение. Представляет собой отдельно стоящее здание с куполом-гамбизом, иногда мечеть имеет внутренний двор (мечеть аль-Харам). Флигелем к мечети пристраиваются башни-минареты числом от одного до девяти (число минаретов должно быть меньше, чем в мечети аль-Харам). Молитвенный зал лишен изображений, но на стенах могут быть начертаны строки из Корана на арабском. Стена, обращенная к Мекке, отмечена пустой нишей, михрабом. Справа от михраба расположена кафедра-минбар, с которой проповедник имам читает свои проповеди верующим во время пятничной молитвы. При мечетях как правило работают школы-медресе.

Уже в конце VII века установилось различие в зависимости от назначения и функций между:

– квартальная мечеть – мечеть ежедневной пятикратной молитвы;

– соборная мечеть – мечеть для коллективной пятничной молитвы, совершаемой всей общиной;

– кабире – центральная столичная мечеть;

– мусалла – общегородская мечеть, в виде открытой площади (для богослужений в праздник Курбан-байрам).

У всех мусульманских культовых сооружений есть одна общая черта – они ориентированы строго на Мекку, или, точнее, на Каабу, то место, куда посылаются молитвы. Это направление на Каабу называется кибла (дословно «то, что находится напротив»). От него получила своё название и задняя, обращённая к Каабе, стена любого молитвенного здания в исламе, которая тоже называется кибла.

Строительство храмов в России регулировалось как национальными и конфессиональными традициями, так и законодательными актами. 23 августа 1756 г. императрицей Анной Иоанновной был подписан указ об условиях строительства мечетей в России. Екатерина II в 1773 г. издала указ «О терпимости всех вероисповеданий и о запрещении архиереям вступать в дела, касающиеся до иноверных исповеданий и до построения по их закону молитвенных домов, предоставляя все сие светским правительствам». 31 августа 1817 г. был подписан указ «Об устройстве деревень, коим не позволяется заводить церквей иначе, как на площадях…», всем конфессиям предписывалось строить каменные храмы, руководствуясь синодальными указами 1800–1801 годов. В 1829 году данный указ распространили и на мечети, дополнив его указом «О постройке мечетей в татарских деревнях по приложенному плану и фасаду».

Необходимо отметить несостоятельность концепции, в которой утверждается значительный приоритет православия по сравнению с другими конфессиями. Начиная с петровских реформ, православие, в отличие от протестантизма и католицизма, не пользовалось протекцией властных структур, материальная база Православной Церкви была подорвана секуляризацией при Екатерине II, покровительствовавшей иноверным конфессиям, в том числе, мусульманам.

В начале XX века в Российской империи было одно из самых либеральных религиозных законодательств в мире. Как и в Великобритании, Швеции, Дании и других странах, в России существовала государственная религия – Православие. Но другие конфессии обладали юридическими и финансовыми правами. По императорскому указу от 17 апреля 1905 года значительно расширились права старообрядцев, католиков, мусульман, буддистов и сектантов, были сняты запреты для перехода из одного вероисповедания в другое. В этот период более половины населения Азиатской России составляли православные, мусульман было 42,4 %. Число мусульман в Сибири снизилось с 2,2% (126587 человек в 1897 г.) до 1,4% (128403 человек к 1911 г.). А в Средней Азии при росте рождаемости – с 90,3 % (6996654) до 79,6 % (8223982 человек). Наиболее сильно процент мусульман понизился, вследствие русского переселения в Степное генерал-губернаторство и Тургайскую область: в Акмолинской области с 64,3 % до 38,1 %, в Семипалатинской с 89,8 % до 80,8 %. В Таре во время переписи 1897 г. было 627 мусульман (8,7 %). В «Путеводителе по всей Сибири» указано, что на 1901 год население Омска по переписи составляло 50412 человек, из них магометан – 0,9 %.

Временное правительство ликвидировало систему церковно-приходских школ и епархиальных училищ и перевело Закон Божий в разряд факультативных предметов. Отметим, что другие конфессиональные школы, в том числе мусульманские, продолжали существовать.

Специфика существования мечети в Омске заставляет нас обратиться к истории строительства мечетей в Сибири.

Освоение русскими Сибири связано с взаимодействием с татарским и казахским населением, исповедовавшим ислам. Если татары уже в ХV–ХVI веках приняли мусульманство, строили мечети и были склонны к прозелитизму, то казахи позднее других тюркских народов приняли ислам и долго сохраняли приверженность шаманизму.

Строительство пограничной крепостной линии на юге Западной Сибири в первой половине – середине ХVШ века велось на территории между татарским и казахским населением. В границах Тобольской губернии, позд­нее Западно-Сибирского генерал-губернаторства на пограничной территории было две крупных крепости – Петропавловская (город с 1804 г.) и Омская (город с 1782 г.). Первой государственной акцией в отношении мусульманского населения в крепостях империи был указ Екатерины Великой от 8 июля 1782 года об отпуске средств на строительство мечетей на Оренбургской и Сибирской линиях. На Оренбургской линии предполагалось возвести мечети в Оренбурге, Верхнеуральске и Троицкой крепости. О том, где будет мечеть на Сибирской линии Сибирский генерал-губернатор генерал-поручик Иван Якобий посылал запрос главнокомандующему Сибир­ским корпусом генерал-поручику Н. Г. Огареву. Последний ответил: в крепости Св. Петра. Предполагалось, что мечети будут возведены за 4 года (начиная с 1783 г.). В Оренбурге она была построена на казенный счет только в 1804 году. По поводу остальных уральских городов опубликованных данных нам обнаружить не удалось. Так, мечети в г. Троицке впервые упоминаются в 1842 г., в связи с пожаром, уничтожившим большинство построек в городе.

Своеобразна история постройки мечети по данному указу в Петропавловске. Она возводилась по проекту «римской архитектуры» «Витрувия», присланному из правительствующего Сената, с 1792 года. Но в 1801, во время грозы, в мечеть ударила молния, пробившая в кладке трещины вплоть до фундамента. Мусульмане сочли это плохим знаком и отказались от здания.

В тот же период в Петропавловске, который был важнейшим центром торговли со Средней Азией, проживало небольшое число бухарцев, татар и киргиз (казахов – Н. Л.). Поэтому в 1795 году «киргизом Касимовым «с соизволения императрицы Екатерины Алексеевны, в нижней части города была воздвигнута первая в киргизской степи каменная мечеть». В 1824 году, как говорится в архивном деле, мусульмане уже имели 3 мечети в форш­тадте.


Омская мечеть в дореволюционный период

В начале 20-х годов ХIХ века был поднят вопрос о строительстве мечети в г. Омске. Данная проблема имела политическое значение. Генерал-губернатор Западной Сибири П. М. Капцевич в январе 1824 г. вошел в Сибирский комитет с предложением о разрешении построить в Омске мечеть. В ноябре вопрос был решен положительно и было обещано субсидирование в течение трех лет, начиная с 1826 года. В монографии В. И. Кочедамова автором проекта мечети ошибочно названы Булыгин и Маковецкий. Но С. А. Булыгин только переработал проект 1811 года для Петропавловска. Достоверную информацию мы получаем из дела «О постройке в крепости Петропавловской в городе Омске магометанских мечетей». Монументальное сооружение в стиле классицизма с элементами мусульманской архитектуры было построено по проекту архитектора А. М. Скородумова.

Проект мечети для Петропавловска (впоследствии построенной в Омске). 1811 г.
Проект мечети для Петропавловска
(впоследствии построенной в Омске). 1811 г.
Архитектор А. М. Скородумов. Из фондов ГАОО

В январе 1824 года Степан Аникиевич Булыгин по плану архитектора А. М. Скородумова составил смету на строительство мечети на сумму 594439 рублей. Сибирский комитет Министерства внутренних дел одобрил просьбу генерал-губернатора Западной Сибири П. М. Капцевича в строительстве в Омске мечети и дал заключение: «Комитет, приняв с уважением, что Омск утвержден ныне главным местом области, в которой принадлежат все сибирские киргизы, исповедующие магометанскую веру, считает со своей стороны постройку мечети делом полезным и для казны не отяготительным в том случае, когда отпуск потребной суммы произведен не в один год вдруг, но рассрочен будет на два или даже на три года». Строил мечеть командир Сибирского инженерного округа инженер-полковник (с 1827 г. генерал-майор) Степан Аникиевич Булыгин (1770–1830). Возводилась она с небольшими отклонениями от проекта, с 1827 по 1829 годы. В 1827 году была выделена сумма в 56000 рублей на реализацию проекта. Мусульмане Омска внесли пожертвования на строительство мечети, большую сумму в 3384 рубля, внес генерал-губернатор П. М. Капцевич.

Постройка была осуществлена в несколько уменьшенном виде. Мечеть в плане была «четырехлепестковой». Полуцилиндрические стены с высокими арочными окнами завершались четверть­сферическими покрытиями. Центральный объем венчался широким невысоким восьмериком с люнетом на каждой грани, купол был в форме полусферы. С юга и севера находились прямоугольные минареты с восьмигранным, прорезанным арками верхним ярусом и широкими гранеными куполами со шпилями над ними. В длину здание составляло 13 сажень, в ширину – 9'/, сажени, в высоту (с куполом) – 8 сажень 2 с четвертью аршина. По сравнению с первоначальным проектом купол мечети был уменьшен с 5,5 сажень до 4. Минареты и купол были окрашены в зеленый цвет, три золоченных шпиля с шарами завершались полумесяцами из белой жести, окна украшали ажурные решетки. Высота минарета составляла 13 метров, главного купола 14 метров. Отапливалась мечеть голландскими печами.

Возведение столь значительного и яркого по архитектонике здания, по замыслу русского правительства, должно было привлечь южных соседей-кочевников, исповедовавших ислам, к сотрудничеству с российской администрацией.

В процессе строительства возникали две проблемы: место расположения и кадры рабочих. Первоначально было назначено возведение мечети на площади Казачьего форштадта, но казачество выступило против, так как намеревалось построить на этом месте православный храм. Поэтому участок для нее выделили в Новой Слободе рядом с почтовой конторой. На работы были командированы военнослужащие.

Для открытия мечети в 1829 году был приглашен священно­служитель – ахун Мухаммед Шариф Абдрахманов. В 1840-е годы волнения в степи становились все ожесточеннее. Когда меры административного воздействия были исчерпаны, генерал-губернатор Петр Дмитриевич Горчаков обратился с просьбой к ахуну Омской мечети успокоить население, поддержавшее восстание Кенесары Касымова. В урочище Кара-Агач недалеко от Акмолинска ахун Мухаммед встретился с местной знатью, принявшей его, как подобало сану. Он во многом предсказал исход волнений и просил всех вернуться на места прежних кочевок. Те, кто послушался ахуна, откочевали поближе к пограничной линии.

Мечеть стала гарантом для многих родителей, что их дети, обучаясь в омских учебных заведениях, не поменяют веру.

Рядом с мечетью был построен деревянный большой дом для приезжающих из степи родоначальников и послов. Из казны было выделено жалование: имаму – 300 руб., муэдзину – 200, надзирателю – 180, трем сторожам – 210; на отопление и освещение – 400, всего 1280 руб. в год.

В начале ХХ века в Омске было две мечети, которые назывались соборными. Описанная нами – первая, находилась на углу ул. Аптечной и Почтовой, вторая – на Семинарской ул., муллой в ней был Ниав Мухам. Сулейманов. При обеих мечетях были мектебе. На Почтовой площади находился пансион для русских и киргизских детей. Общество попечения об учащихся мусульманах возглавлял Г. Г. Маннафов.

Мечеть в Омске 1827–1829 гг.
Мечеть в Омске. Построена 1827–1829 гг.
по проекту архитектора А. М. Скородумова, под руководством инженера генерал/майора С. А. Булыгина.
Копия открытки начала XX века. Всемирный почтовый союз. Россия. Изд. Д. П. Ефимова. Из коллекции Ю. Г. Слюнкова.

Советский период

В России в 1917 году насчитывалось почти 25000 мусульманских мечетей. По декрету «Об отделении церкви от государства и школы от церкви…», изданному в 1918 году и подписанном В. И. Лениным, общины вынуждены были заключать договоры об аренде зданий своих церквей для совершения в них богослужения. После гражданской войны большинство служителей религиозных культов было вынуждено заявить о своей лояльности по отношению к советскому государству. Отметим, что все конфессии, кроме православной, получили определенные привилегии. Например, в 1918 году был соз­дан комиссариат по делам мусульманских народностей, учитывавший специфику ислама в общественной жизни.

С 1923 года по всей стране наблюдался подъем религиозности, а 1924 год, нередко называемый в специальной литературе религиозным НЭПом, способствовал ремонту оставшихся в пользовании общин храмов. Только с 1 января по 1 ноября 1925 г. количество религиозных общин увеличилось среди мусульман на 19 %.

В информационном докладе уполномоченного по делам русской православной церкви по Омской области за время с 1 декабря 1943 г. по 20 апреля 1944 года указано, что несмотря на экстремальную ситуацию и жесткий контроль, верующие проявляли патриотизм, внося в фонд обороны значительные средства. Мусульмане Омской области пожертвовали 34000 рублей.

В 1984 г. в области существовало 56 зарегистрированных религиозных общин (всего – 99), в том числе, одна мусульманская.


Мечети в Омске

В конце 1920-х годов в Омске было три мечети. В Первой соборной мечети в 1928 году было 205 общинников, во второй – 297 человек в 1926 г., 203 – в 1927 г., 251 – в 1928 г.; в Кривощеково-Игнатовском обществе – 63 человека – в 1928 г.

По актам обследований архивов учреждений Омокрархбюро от 12 января 1930 года в мечети на Почтовой площади (Первая соборная – Н. Л.) было учтено 2 Корана на арабском языке. Мечеть посещало 8 человек (эта информация вызывает сомнение – Н. Л.), которые хранили книги у себя дома, «чтобы они не попали на рынок». На самом деле мусульмане боялись, что книги «уничтожат, посредством сожжения». Архбюро потребовало передачи книг в архив и музей. Эта мечеть была закрыта первой.

В «Списке действующих религиозных культов по городу Омску и району на 1936/37 гг.». в татар­ской общине по ул. Декабристов, 116 муллой был зарегистрирован Хайрул Бакбаев, и числилось 253 человека в 1936 году. По другому списку в 1937 году числилось 302 человека и мусульман 2-го прихода по ул. Обозной, 24 – 88 человек.

Хайрулла Валиевич Бекбаев (1883–1937) был арестован 4 июля 1937 г. УНКВД Омской области, а 31 июля арестовали сторожа Соборной мечети Юсупа Сагитовича Ибрагимова (1886–1937). 25 октября 1937 г. их осудила тройка УНКВД, через четыре дня их расстреляли. Хайрулле Валиевичу Бекбаеву было предъявлено обвинение в создании повстанческой организации татар по г. Омску «Гаскери Уешма», связи с «сибирским троцкистским центром». Все 22 человека организации приговорены к высшей мере наказания: Абдульманов Назмутдин Аглимутдинович (1864 г. рожд.); Агишев Мухаметзян Алмимович (1878 г. рожд.); Бахтеев Абдурахман (1871 г. рожд.); Зубарев Нургали Хасанович (1887 г. рожд.); Енгуразов Галима Хусаинович (1870 г. рожд.); Измайлов Гайнутдин (1886 г. рожд.); Измайлов Шамиль Шаитович (1919 г. рожд.); Карюков Абдулла Иманитдинович (1881 г. рожд.); Кунафин Садык Садыкович (1881 г. рожд.); Мухамедьяров Абдулбасыр (1869 г. рожд.); Нигматулин Мутыгулла Сабирович (1906 г. рожд.); Сабитов Авзала Закирович (1888 г. рожд.); Савбянов Ахия (1860 г. рожд.); Саитов Абдулла Атилшинович (1869 г. рожд.); Саитов Наби (1878 г. рожд.); Самерханов Абдулла Мусеевич (1903 г. рожд.); Самерханов Шамсутдин Мусеевич (1888 г. рожд.); Сафеев Абдулла Ашимович (1894 г. рожд.); Сиразин Бурган (1891 г. рожд.). По тому же протоколу названы участники татарской организации: Темиргалиев Нургали, Жусупов Касым, Сабитов Габидин, Сабитов Вагиз.

Вслед за расправой с руководителями мусульманской общины, уже 7 августа Куйбышевский райсовет принял решение о ликвидации мечети, а в сентябре 1938 года это решение было утверждено облисполкомом.

Дело «Об использовании молитвенного здания татарской мечети в г. Омске» можно считать классическим образчиком тактики закрытия культового здания. На общем собрании татаро-казахских жителей города, состоявшемся 2 марта 1938 г., в котором участвовало 52 человека, собравшиеся постановили передать здание под татаро-казахский клуб и библиотеку. В президиуме были: Каримов – председатель, Тагимбаев – секретарь, Башарова, Нигматуллина, Шамурзина. 7 августа 1938 года постановлением Президиума Куйбышевского Райсовета РК и КД мечеть по ул. Декабристов, 116 передана под культурные цели. В сентябре это решение было подтверждено омским обл­исполкомом. Предполагалось открыть в нем национальную библиотеку. 15 июня 1939 года в газете «Омская правда» была опубликована заметка, что здание пустует. На запрос секретаря облисполкома Аксенова о причине, председатель горсовета заявил, что здание подлежит сносу.

В мае 1938 года Президиум Омского облисполкома ликвидировал молитвенное здание мусульман по 4-й Восточной улице, д. 41. В доме предполагалось разместить 5-й участок нарсуда.

Мечеть на пр. Маркса в Омске. Фото 1960
Мечеть на пр. Маркса в Омске. Фото 1960"х гг.
Из фондов ГАОО. Снесена.

 

Мечеть на проспекте К. Маркса была снесена в конце 1960-х годов. Сейчас на ее месте жилой дом с магазином «Топаз» и несколькими кафе в двухэтажной пристройке.